Скауты
 Резида Шакирова
Резида Шакирова
Стрекоза

Стрекоза

Стреко?зы (лат. Odonata) — отряд хищных, хорошо летающих насекомых. Крупные, с подвижной головой, большими глазами, короткими щетинковидными усиками, четыремя прозрачными крыльями с густой сетью жилок и удлинённым стройным брюшком. Раздел энтомологии, посвящённый изучению стрекоз, называется одонатологией. Свыше 4500 видов, большинство из которых обитает в тропиках и влажных субтропиках. В России стрекозы широко распространены по всей территории (за исключением засушливых областей), фауна насчитывает около 150 видов


Документы

Заявление (лагерь)
(29Кб)
Квитанция
(1161,498046875Кб)
Договор (лагерь)
(48,5Кб)
Памятка родителям
(20,91796875Кб)
Медкарта
(474,9140625Кб)

Рейтинг@Mail.ru

О нас пишут газеты

15 июля 2008

Национальная элита формируется здесь!

Считается, что скаутинг ? это походы, костры и песни? А как на самом деле? Последние 15 лет своей жизни депутат Государственной Думы Анатолий Ермолин занимается возрождением в России скаутского движения.

Что это, зачем и кому это надо? Живы еще воспоминания о славных пионерах и пионерках с вечно живым лозунгом «Будь готов!», спешащих на помощь, как Чипы и Дейлы, старикам, родителям, да всем, кому это требовалось, а главное — политической системе. В конце 80-х скаутское движение было официально запрещено. Известно, что именно у них в свое время пионерская организация «взяла» и лозунг, и галстук, и форму, в общем, всю организационную систему.

Обо всех «интересностях» скаутской жизни рассказал руководитель Национальной сборной, почетный президент Российской Ассоциации Навигаторов/Скаутов, депутат Государственной Думы Анатолий Ермолин.

— Анатолий Александрович, в чем же принципиальное различие между пионерами и скаутами?

— К сожалению, у нас в России осталось такое послевкусие после пионерских времен. И, соответственно, было сделано очень много для того, чтобы и слово «скаут», и скаутское движение воспринимались, мягко говоря, негативно. Все время скауты позиционировались как антиподы пионерам, при всем том, что пионерская организация была скопирована со скаутской.

Человек, который не вникает в суть скаутинга, может и не отличить пионера от скаута. Походы, костры, добрые дела… Вопрос в том, какую цель ставят перед собой лидеры этого движения. В 30-х годах, если взять справочник пионера, он мало чем отличался от учебника бойскаута с точки зрения содержания.

Но в скаутинге идет работа на развитие личности — подготовку к жизни в любых обстоятельствах. Ну и нельзя не сказать еще о некой религиозной составляющей. Хотя скаутинг в целом светское движение.

— Насколько популярно это движение среди молодежи сейчас?

— В мире 28 млн скаутов. В России нет объективной статистики. Организаций, которые называют себя скаутскими, — десятки. Мы единственная организация, признанная на мировом уровне. Во Всемирную организацию платим взносы за 15 тысяч российских скаутов. Это чуть меньше 8 тысяч франков.

— У российского скаутинга есть свои достижения?

Главное достижение мирового скаутинга заключается в том, что скаутским движением охвачено 2-3% детского населения. Это мало, но при этом 70% национальных элит — это бывшие скауты. И нет такой системы прямой зависимости как переход из октябрят в пионеры, потом в комсомольцы, кандидаты в члены КПСС и т.д. Ребенок или подросток до совершеннолетия находится в скаутской организации, а потом проходит 10-15 лет, и он становится представителем национальной элиты, причем занимая высшие статусные позиции.

Скаутинг — это некая педагогическая система, которая привлекает определенный тип личности и формирует определенный тип личности. Этот тип личности становится успешным национальным лидером по истечении какого-то времени.

Несмотря на то что мы учреждены были официально три с половиной года назад, реально мы работаем по скаутскому методу более 15 лет. О нас можно судить по нашим воспитанникам. Это очень успешные люди.

— Вы хотите сказать, что все успехи ваших выпускников — это заслуга педагогической системы?

— Я думаю, да. В этом я вижу уникальность этой педагогической системы. Надо еще посмотреть, где в мире есть другая педагогическая система, которая будет праздновать столетие и которая не трансформировалась и не изменялась.

В основе скаутинга лежит методика подготовки автономной личности. Стань сильным, автономным и самодостаточным. Поднимись на ноги и помоги другому.

— В регионах есть последователи?

— Когда мы создавались, было 49 региональных отделений. В 30 регионах мы уверенно существуем, а в 15 у нас очень сильные команды. Сейчас работаем по федеральным округам. Вообще у нас до 74 детских площадок по стране. Только на Байкале четыре.

— А правительство как-то поддерживает движение?

— К сожалению, я бы не сказал, что наша властная структура как-то понимает ценность скаутов. Хотя мы сейчас готовимся к столетию скаутинга и готовим российскую Национальную сборную, которая поедет в Великобританию.

Мы обратились ко всем губернаторам, к министру образования, различным комитетам и организациям за поддержкой. Бывают позитивные ответы, но чаще отказывают.

— Не было мысли сделать движение более глобальным?

— 15 лет пытаемся делать его более глобальным. Но есть еще одна проблема — отсутствие единства внутри России между скаутскими организациями. Причина проста. Во Всемирной организации скаутского движения есть такой пункт: одна страна — одна национальная организация. То есть если в стране 20 организаций, то теоретически они должны договориться между собой. Но… я бы сказал, что мешает гордыня, все хотят быть первыми.

— Я — скаут. Как проходит моя жизнь?

— Год скаута делится на две части: первая — это подготовка к походу, вторая — воспоминание о походе.

У нас очень много программ для старшеклассников. Ребята разрабатывают проекты добрых дел. Есть отдельная программа для юных менеджеров. Мы учим детей понимать, что любая проблема измерима. Если ты понял, в чем заключается проблема, ты должен придумать, как ее решить. Затем идет проектирование. Ну и, конечно, ты должен обладать лидерскими качествами, для того чтобы свой проект реализовать.

— Можно сказать, что вы практически занимаетесь подготовкой ребенка к взрослой жизни?

— Мы надеемся, что мы готовим завтрашних лидеров России, именно ту элиту, которой так сейчас не хватает нашей стране. Проблема заключается в том, что у нас нет внятной молодежной политики в стране.

Потому что все, что связано с вовлечением молодежи в политическую борьбу, не имеет никакого отношения к молодежной политике. Это чисто партийные, выборные технологии, это не молодежная политика.

Молодежная политика — это комплекс мероприятий, которые позволяют молодому человеку преодолеть путь от беззащитного, тотально зависимого ребенка к автономному взрослому самодостаточному человеку. Именно это должно называться государственной национальной молодежной политикой.

Беседовала Ксения Селезнева



Назад На главную
scout_tatarstan@mail.ru